Счетчик посещений

Этот ресурс посетило пользователей:
1861025

Добавили 7232 человек

Борьба с коррупцией должна стать подлинно общенациональным делом, а не предметом политических спекуляций, полем для популизма, политической эксплуатации, компанейщины и вброса примитивных решений, например, призывов к массовым репрессиям.

В.В.Путин

«Унижения носили системный характер»

За издевательства над заключенными в тюрьме Соликамска будут судить других заключенных. А что руководство?

Управление Следственного комитета по Пермскому краю возбудило три уголовных дела по статьям «Халатность», «Насильственные действия сексуального характера» и «Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества» по жалобам заключенных исправительной колонии № 9 в Соликамске. Как следует из письма СКР, отправленного основателю проекта «Гулагу.нет» Владимиру Осечкину, дело о сексуальном насилии уже направлено прокурору на утверждение. Его фигуранты — осужденные Лопаткин и Заякин, так называемые «активисты», то есть заключенные, сотрудничающие с администрацией колонии. Сами руководители ИК-9: начальник колонии Салим Абдурахманов, его заместитель Сергей Пантелеев, начальник оперативного отдела колонии Евгений Паршаков и его заместитель Анатолий Вотяков — отстранены от исполнения обязанностей «с последующим увольнением из системы ФСИН». При этом до возбуждения против них уголовных дел пока не дошло.

Уголовным делам и увольнению руководства колонии предшествовали почти два месяца скандалов: впервые заключенные пожаловались на издевательства еще 22 сентября. В этот день в ИК-9 произошло сразу два инцидента: сначала двое «активистов» изнасиловали осужденного Дмитрия Сергеева. И сняли свое преступление на камеру. А спустя несколько часов — произошла драка с участием 60 человек.

«Заключенные побили активистов, но самих насильников начальство успело вывезти из колонии», — рассказал Осечкин «Новой газете». Правозащитник тогда подал заявление в СК, ФСИН и Генеральную прокуратуру, в котором указывал, что «активисты» действуют в интересах руководства исправительного учреждения. Но никаких мер к руководителям принято не было.

Череда страшных новостей из ИК-9 продолжилась. 7 октября заключенный Мамаев забрался на вышку и начал грозиться совершить суицид, если ему не вызовут прокурора. Тогда же стало известно, что незадолго до этого мужчина подвергся сексуальному насилию, а после этого был несколько раз избит.

С Мамаевым согласились поговорить сотрудники ФСИН и прокуратуры. Но никаких мер к руководству колонии предпринято снова не было.

И 15 октября в ИК-9 покончил с собой заключенный Иван Жужгов. Молодой человек не выдержал издевательств со стороны «активистов» и принудительного еже­дневного труда по 12 часов в швейном цехе.

Лишь спустя три недели после этого инцидента ФСИН объявила об увольнении руководства соликамской колонии.

Как уже было сказано выше, СКР из-за издевательств над заключенными в ИК-9 возбудил три уголовных дела. Но пока в них либо нет фигурантов, либо — фигурантами являются заключенные-«активисты».

А что же руководство колонии? По словам Владимира Осечкина,

насилие в тюрьме Соликамска в первую очередь имело своей целью вымогательство денег. Причем система работала не один год.

Эту информацию «Новой газете» подтвердил бывший заключенный Денис Сафронов, завхоз отряда № 10 соликамской колонии. Он отбывал наказание в ИК-9 в 2017 году.

— Система работала так: заключенному предлагалось купить какой-нибудь предмет по завышенной цене. Отказаться от этого предложения он не мог, потому что тогда бы началось давление «активистов». Мне, например, [уволенный в результате проверок] замначальника оперативного отдела Анатолий Вотяков предложил купить телефон Xiaomi за 14 000 руб­лей. Столько он, конечно, не стоил. Но я заплатил. Причем моя мама переводила деньги напрямую сожительнице Вотякова Виктории Тарасовой через Сбербанк-онлайн.

Платежи напрямую сотрудникам администрации, по словам Сафронова, практиковались редко. В основном деньги собирали смотрящие за локальными участками: в них объединяли по 2–3 отряда.

— Была норма: каждый локальный участок должен был сдать по 50 000 рублей в месяц. Всего локальных участков было пять, — говорит Сафронов.

В распоряжении «Новой газеты» также имеются данные Qiwi-кошельков, на которые заключенные переводили деньги. Например, на кошелек завхоза отряда № 1 Алексея Лопаткина, его подруги Анастасии и «активиста» Дмитрия Левина

с июня по сентябрь 2019 года было собрано более 250 000 рублей. А месячный объем сборов со всех отрядов составлял около 2 млн рублей.

Подвергшийся 22 сентября насилию заключенный Дмитрий Сергеев недавно вышел на свободу. И дал интервью порталу 59.ru: «Меня [после инцидента] просили не давать показания против начальства ИК. Оберегали от всего, даже готовить еду мне стали отдельно, но я буду идти до конца. Я готов подтвердить, что в ИК-9 существует порочная система поборов. Лояльные осужденные подчиняются администрации, которая руководит этой системой. Неугодных осужденных переводят в нерабочие отряды. Там люди освобождены от работы, потому что якобы отказываются от нее. Их лишают благодарностей, это закрывает путь к УДО, зато навешивают нарушения. Сам я пострадал от поборов. Я покупал краску, телевизор, принтеры в колонию, и я не единственный».

Сергеев и его адвокат, предоставленный проектом «Гулагу.нет», готовят документы в суд.

Между тем в пермской ОНК «Новой газете» заявили, что не считают, что насилие в колонии было связано с прямым указанием администрации.

— Прямого указания на насильственные действия, возможно, и не было, но они могли осуществляться с ведома руководства. Те осужденные, которых мы опрашивали, не подтвердили версию, что насилие осуществлялось с указания руководства колонии. Мы общались в основном с пострадавшими в драке (22 сентября. — Ред.). Там без разбора били всех после случая с Сергеевым. Большинство подтверждали факты самоуправства тех, кто осуществлял насильственные действия в отношении Сергеева. Драка и была, по сути, по причине самоуправства, без санкции так называемых «блатных». Некоторые осужденные высказывали опасения за свою жизнь и здоровье. Мы вынесли рекомендации колонии по личной безопасности осужденных. Это был самый острый вопрос во время нашего посещения. Насилие психологическое и физическое в той или иной мере в любом учреждении присутствует, — заявил член общественной наблюдательной комиссии Георгий Ситников.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новости страны

Контакты

8 (920) 629-87-98

frontvladimir@gmail.com