Счетчик посещений

Этот ресурс посетило пользователей:
2451501

Добавили 7840 человек

Борьба с коррупцией должна стать подлинно общенациональным делом, а не предметом политических спекуляций, полем для популизма, политической эксплуатации, компанейщины и вброса примитивных решений, например, призывов к массовым репрессиям.

В.В.Путин

«Там сидят генералы,замешанные в грязных делах»

12 лет назад в России появились комиссии по защите заключенных. Теперь они заодно с тюремщиками

 

12 лет назад, в 2008 году, в России появились общественные наблюдательные комиссии (ОНК), призванные следить за тем, чтобы в местах лишения свободы не нарушались права арестантов. Члены ОНК устраивали проверки в СИЗО и колониях, а после предавали огласке любые факты нарушений прав человека. Казалось, такой подход поможет наконец пенитенциарной системе изжить наследие ГУЛАГа и превратить ее учреждения из карательных в исправительные. Но, как это часто бывает, что-то пошло не так... ОНК, быстро доказавшие свою эффективность, стали сильно мешать представителям самых разных силовых структур, и те взялись за реформирование комиссий. Почему общественный контроль изменился настолько, что теперь в него не верят даже сами правозащитники, выяснила «Лента.ру».

«Рано или поздно они выйдут на свободу»

Сегодня те, кто защищает права заключенных, нередко сталкиваются с непониманием: мол, зачем нужно вообще заботиться, например, об убийцах? Однако на деле члены ОНК должны не улучшать положение зэков, а следить за тем, чтобы их жизнь на зоне проходила строго в рамках закона. Правозащитники уверены: это нужно в интересах самого общества.

Почти все люди, находящиеся в местах заключения, рано или поздно выйдут на свободу и будут жить рядом с нами. От того, какими они станут после отбытия наказания, зависит наша с вами безопасность

Леонид Петрашис
председатель ОНК Ростовской области II-IV созыва

Человек, подвергшийся пыткам и насилию за решеткой, почти наверняка выйдет на свободу со сломленной психикой и готовым к совершению новых, порой еще более тяжких преступлений. По данным Генпрокуратуры России, в 2019 году более половины преступлений — 618 тысяч из 1,1 миллиона — совершили те, кто ранее уже нарушал закон.

Впрочем, правозащитники не скрывают, что порой жалобы заключенных оказываются выдуманными — зэки просто пытаются использовать ОНК как рычаг давления на тюремную администрацию. Но куда чаще комиссии становятся единственным инструментом для защиты прав как осужденных, так и арестантов в СИЗО, чья вина еще и вовсе не доказана.

К нам приходило обращение от женщины, у которой сын в СИЗО. Он до задержания носил брекеты, а в СИЗО зубы стали разрушаться. Кабинет стоматолога там был, а врача не было. В какой-то момент из-за боли он уже не мог есть

Доступность медицинской помощи, в частности стоматологической, в СИЗО до сих пор остается серьезной проблемой, уверен бывший оперативник МВД, пожелавший сохранить анонимность. Он сам был осужден и часть срока отбывал наказание в тюремной больнице имени доктора Федора Гааза (Санкт-Петербург).

«Проблемы с зубами за решеткой — та ситуация, которую можно приравнять к пыткам. Острая не проходящая боль, от которой хочется лезть на стенку. Если у человека приступ, аппендицит — ему вызовут скорую и доставят в больницу. Здесь же остается только ждать», — говорит собеседник «Ленты.ру».

Именно в таких случаях и возникает необходимость в независимых наблюдателях, которые бы могли выступать посредниками между заключенными, их адвокатами и надзирателями ФСИН. И эту роль в 2008 году взяли на себя члены ОНК.

Надзор по-английски

Работа над документом, который закрепил бы общественное наблюдение за местами лишения свободы, в России началась еще в конце 1990-х годов, а принят законопроект был лишь в 2008 году. Одним из его авторов был правозащитник Валерий Борщев.

Как депутат Госдумы я был в Англии, где встретился с министром внутренних дел и узнал, что у них при каждой тюрьме существуют советы визитеров. Это небольшие группы, 5-10 человек, у которых есть ключи, и они свободно заходят в камеры, общаются с людьми, проверяют условия. С этой идеей я вернулся в Москву и собрал рабочую группу

Валерий Борщев

Уже в 1999 году законопроект был представлен в Госдуму. В изначальной версии документа комиссия имела федеральный статус, то есть наблюдатели могли приезжать по сигналу в любое исправительное учреждение России. В Совете Федерации от этого отказались, настояв на создании отдельных комиссий в каждом регионе.

Незадолго до предполагаемой даты принятия закона, в него была внесена еще одна ключевая поправка. Авторы законопроекта предполагали, что подбором кандидатов в комиссию займется уполномоченный по правам человека.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новости страны

Контакты

8 (920) 629-87-98

frontvladimir@gmail.com